Король Лев. Новая эра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Король Лев. Новая эра » Творчество » Стихи, рассказы, фанфики


Стихи, рассказы, фанфики

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Не стесняемся, выкладываем свои рассказы/стихи и другое. Желательно, по "Королю Льву". Желательно, но не обязательно. Просим перед отправкой проверять тексты на грамотность.

0

2

Один день из жизни неудачника.

Один день из жизни неудачника.

Она видела радостный сон. Она была счастлива. Пока внутрь не проник голос матери:
  - Вставай! А то опоздаешь. Все, я пошла, пока.
  Стрелки часов показывали 08.00 утра. Прекрасно. Опять не зазвенел будильник на мобильном. Она не выспалась. Еще бы. Делала вчера уроки до 02.00 ночи. Подумав об этом, она вновь посмотрела на часы телефона. Прошло уже 8 минут. Она быстро вскочила с кровати и начала быстро собираться. Буквально через 15 минут она была одет и готова идти в школу. Зайдя в ванную, обнаружила, что кончилась зубная паста. Великолепно. А ведь могла вчера сходить и купить. И жвачки, как на зло, нет. Опять будут издеваться. Окончательно расстроевшись, пошла на кухню. Еще лучше. Булка и хлеб. Все, что можно поесть. Лучше тогда вообще чай не пить. Так хоть не опоздает.
  08.40, опаздывает. До школы идти 15 минут. И то если быстро.
   Еще не легче. Оставила сменку дома. Прозвенел звонок. Она в кабинете директора. И почему в этой школе чуть что сразу ведут к директору? Опять эта лекция про то, что она за всех отвечает, что дети должны соблюдать правила гигиены... Бла-бла-бла... Ну наконец-то. 15 минут слушать ее голос - это невыносимо.
  Она стоит перед дверью своего класса. Входить? Или лучше не стоит? Тогда опять разговор с директором, почему ее не было на уроке... Дверь со скрипом открывается.
  - Извините, можно войти?
  Взрыв смеха. Она заходит. Смех становится еще сильнее. Над чем они смеются? Над тем, что она в очередной раз побывала у директора? Или над ее одеждой? А что она может с этим поделать? Денег на новую нет, много вещей отдают... Приходится носить...
  Ура! Хотя бы одна хорошая новость за день. Физкультуры не будет. И вместо шести уроков - пять. Впервые за сегодня она счастлива...
  Шикарно. И что математичка и англичанка не поделили между собой? Четвертым мог быть английским, пятым - алгебра и все, домой. А теперь что? Сначала они разбирались, кто будет проводить четвертый урок. Англичанка психанула и была алгебра. Пятый - тоже алгебра, ибо англичанка занята. Шесть уроков. Два из которых ведет математичка. Просто блеск. Еще и есть охото. За что ей такое наказание?
  - Ты слышишь меня или нет? К доске.
  Это обращаются к ней? Кажется, да. Весь прошлый урок она рисовала и не слушала объяснения. А у них новая тема. Отлично. Теперь она как чучело стоит у доски и не знает, что сказать. Звонок.
  - Лузер!
  - Чмо!
  - Жжошь!
  Опять эти противные смешки. Конечно. Раз она ботаник в их глазах, то если она получает не пять - она лохушка. Хотя все они получают двойки.  Ежедневно. Кроме еще одного отличника. Но и для него она тоже лузер.
  Она слушает мелодию. Успокаивает нервы. Не может столько вынести. Для других эта мелодия - отстой, она же - лузер. Через неделю эта песня у них на телефонах. Они круты. Она - лузер.
  Идет домой. Берет куртку. Оплеванную и растоптанную. Ничего. Привыкла. Идя по дороге, слышит смех сзади. Не стоит оборачиваться. И так ясно, что смеются над ней.
  Вернулась домой. Интернет. Зашла в Скайп.
  - Привет!
  Тишина.
  - Люди, привет, говорю!
  - Мы не люди. Мы - фурри.
  Вот и ответ.
  Она нашла кошку, посадила ее на окно. Горячий чай. Плед. Она сидит на окне. Снаружи холодно, снег. А она пьет горячий чай. Он так согревает. Вместе с чаем глотает и слезы. Но она счастлива. Счастлива потому, что хоть на какое-то время забыла об этих ненавистных ей существ. В ушах играет музыка. Она долбит по мозгам. Но ей хорошо.
  Зазвенел домофон. Кто-то пришел. Наверное, мама. Она быстро слезает с подоконника, вытирает слезы, приводит себя в порядок.
  - Привет.
  - Привет.
  - Ну, как дела в школе?
  - Все отлично. - фирменная улыбка. Будто ничего не случилось.
  - Ну и хорошо.
  Да. Все отлично. Зачем ее расстраивать? Она ведь действительно думает, что ей хорошо.
  Она берет учебники. Нет. Ничего не лезет в голову. Потом. И снова интернет. Переписка в Скайпе идет уже полным ходом. А о ней не слово. Забыли. А ведь когда она так же активно общается, а потом резко исчезает, они беспокоятся. Притворяются? Скорее всего.
  Мама зовет ужинать. Она приходит на кухню. Тефтели с гречей. Великолепно. Она их просто обожает. Кое-как, через силу, она все же съедает это. Зачем огорчать маму, которая так старалась?
  - Вкусно?
  - Да, очень. Спасибо.
  И опять эта улыбка. Как будто ничего не произошло.
  Она вернулась в комнату. 10.00 вечера. Уроки? Нет. Интернет лучше. Поставила статус невидимости. И тут же началось обсуждение ее.
  - Да она вообще псих какой-то.
  - Вот-вот, неадекватная, блин. Слово скажешь - она тебе десять в ответ и матом.
  - А как рисует, видела? Это же УГ...
  Прекрасно. Она орет? Да. Псих? Конечно. Но все это из-за вас. Это вы ее достаете.
  00.00, полночь. Она только сейчас села за уроки. И то делает их с неохотой.
  01.47, наконец-то. Она их сделала. Положила кошку рядом, легла. Надо обо всем забыть. Жизнь прекрасна. И завтрашний день будет отличным. Но не в ее жизни. Она - лузер. Ее никто не любит. Выключила свет. Наушники. Пора успокоиться...

Две разных войны в голове,
Две разных весны, одна зима,
Две тонких струны в рукаве,
Дотянем до дна - сойдём с ума...

0

3

С Новым Годом, с Новым счастьем.

Она идет по улице. Вдалеке слышен бой курантов. Десятый удар, одиннадцатый, двенадцатый... Все. С этого года у нее начнется новая жизнь, потому что нет Его.
     Этот день она запомнит навсегда. Она стояла у плиты и готовилась к Новогодним праздникам. Все как всегда — салаты, бутылки с алкоголем, горячая картошка... В этот вечер они хотели поужинать вместе. Вдвоем справить Новый Год. Внезапно зазвонил телефон.
     — Д-да, конечно, я сейчас приеду...
     Ее трясет, текут слезы. Она бежит в коридор, одевает какие-то потрепанные кеды, хватает куртку и выбегает из квартиры. На улице мороз. Но ей наплевать, лишь бы успеть. Она останавливает первую попавшуюся машину, сует какую-то купюру. Не важно. Лишь бы успеть.
    В тот день ярко светило солнце. Снег отражал лучи, от чего предновогоднее настроение повышалось еще больше. Он ехал домой, к любимой жене. Солнце светило в стекло. Неожиданно яркий луч света попал ему в глаза, он прикрыл их рукой и... Скрип колес, грохот, прохожие оборачиваются...
     Теперь он лежит в больнице. Врачи борются за его жизнь. Она успевает. Сидит около операционной. Ждет.
     Выходит врач.
     — Ну что?!
     Десятый удар, одиннадцатый, двенадцатый... «С Новым Годом! С Новым Счастьем!»
     Проходит мимо того злосчастного поворота. Присела. Асфальт такой теплый...
     «С новым Годом! С новым счастьем!»



Знаю, что бред. Но хотела чего-нибудь эдакого.

0

4

Отверженная времнем
Время. Что может быть проще времени?
К. Саймак

Глава первая. Начало
Вид из окна сер и однообразен. Машины под проливным дождём как кошки в сумерках - серые. Изредка пробегает закутанная, с поднятым воротником фигура и опять только ряды машин движутся по мокрому асфальту...
Лилия вздохнула и закрыла окно. Шум машин стал потише, но его и так заглушал яростный стук капель. Лия взглянула на календарик на стене. Кто придумал понедельники? - с досадой подумала она. Девушка подошла к столу. Тёплый кружок света падал на раскрытую тетрадку, в которой сиротливо было написано: "Домашнее задание. №1." Лили немного подумала и смахнула тетрадку со стола, а на её место положила маленький блокнотик. Лилия села и начала строчить, изредка застывая с поднятой рукой, в которой была ручка.
Скоро стихотворение было написано: заняться снова стало нечем. Тогда Лия оглянулась, подошла к стене и подняла вырезанный кусок обоев. Слегка нажав на стену, девушка достала крохотную коробочку. Она подошла к окну и задёрнула его занавесками. В комнате сгустились сумерки. Она с трепетом открыла маленькую коробочку и выкатила что-то себе на ладонь. Вся комната озарилась яркими цветными зайчиками. Лилия рассматривала крупный алмаза, по форме и размеру похожий на небольшое райское яблочко. При каждом прикосновении оно меняло цвет.
Лия сжала его в руке и явственно почувствовала, как от камня передаётся энергия - физическая и духовная. Девушка потрогала алмаз: он не согрелся от её рук и продолжал оставаться холодным. Она знала, что это такое, но не могла заставить себя расстаться с ним. Лили наконец убрала камень в коробочку и спрятала его в тайнике. Быстро сделав домашние задания, она побросала учебники в портфель и с размаху кинулась на кровать. Как странно: я владею артефактом. Это же так... заманчиво... - мысли становились всё неразборчивей и медленней. Оно прекрасно... - прошептала Лилия прежде чем совсем погрузиться в сон. Райское яблоко...

0

5

Глава вторая. Полная неожиданность
- И таким образом, это выражение не имеет смысла, и решить его нельзя...
Лилия старательно протирала очки, вполуха слушая учительницу по алгебре. Сама она уже записала всё, что требовалось, и теперь играла в морской бой с соседкой по парте, Кариной.
Е5! - прошептала Лили, отмечая крестиком точку на прямоугольнике.
Мимо! - радостно откликнулась Карина. А9!
Лия чертыхнулась и зачеркнула последний квадратик на крейсере. Убил!
За этим они и не заметили, как к ним подошла алгебраичка с не предвещавшей ничего хорошего улыбкой.
Так, девочки, - окинула она взглядом притихших восьмиклассниц. - Лилейко! На вторую парту третьего ряда! - приказала она Карине. Та с кислым видом принялась собирать вещи. Ольга Николаевна (так звали учительницу) окинула взглядом класс. Керубинов! Садись к Фандориной!
Щуплый мальчик, сидевший на последней парте, начал собираться, а Лия залилась краской. Саша Керубинов занимал незавидную роль козла отпущения в классе. На него смотрели с презрением, сидеть с ним - значит быть прокаженной. Она сердито взглянула в спину учительнице и показала ей кулак.
Саша сел с ней и разложил вещи. Тут только Лилия заметила, что он тоже красный, как свекла, и довольно мил собой. Он уткнулся в тетрадку и старался даже ненароком не задевать её. Неожиданная мысль поразила Лию, но тут же была отогнана прочь. Разве я могу нравиться ему? - привела Ли здравый (как ей казалось) аргумент в свою пользу. Она ещё раз взглянула на Керубинова и тоже уткнулась в тетрадку.
После уроков Лили вошла в пустую раздевалку. Надо было переобуться и взять зонтик - осень всё же. Только она присела на кушетку, как в раздевалку вошёл Саша. Увидев её, он опять покраснел, как рак, и скрылся за рядами вешалок. Лили хмыкнула.
Похоже, он её услышал, так как вышел и пошёл к ней, изо всех сил храбрясь. П-привет. - сказал он. Я н-не хотел, чтобы ты обо мне плохо д-думала. - проговорил он, слегка заикаясь.
Лия пожала плечами. Да ладно. Сядешь? - она указала на кушетку.
Он замотал головой и выпалил, словно ещё чуть-чуть - и не хватит храбрости:
Приходи сегодня в 6 вечера к детскому садику. Я б-буду ждать на углу. - он чуть подумал и торопливо добавил: Я х-хочу познакомить тебя с одними хорошим людьми. Они знают про твой Предмет, и хотят помочь. - он шарахнулся в сторону и вылетел из раздевалки, оставив Лилию совершенно огорошенной и заинтригованной.

0

6

Глава третья. Тайное общество Трансмутации
Лилия в который раз заглянула за угол детского сада и переступила с ноги на ногу. Было холодно, дул сильный ветер. Он относил струи мелкого дождика, пробирался под пальто Лили, срывал с деревьев листья и швырял в лицо. Лия поёжилась и щёлкнула мобильником. Тот молча показал без пяти шесть. Она беззвучно выругалась и спрятала телефон. А ещё говорят, девушки опаздывают! Она скучающе посмотрела на улицу.
Внезапно кто-то тронул её за плечо. Девушка вздрогнула и обернулась. Перед ней стоял Саша и знаком показывал, что надо быть тихой. Какой там тихой, если хотелось рвать и метать, выпуская возмущение наружу! Но не успела она раскрыть рот, как юноша схватил её руку и потащил за собой.
Сбитая с толку, она перешла на бег. Они мчались по улицам, в ушах завывал ветер, волосы Лилии отнесло назад. Запыхавшись и уже собравшись спросить, куда они так несутся, Саша наконец остановился. Он повернулся к ней и провёл рукой по волосам. У нас есть две минуты до начала. - сказал он, не давая Лили задать вопрос. Ты новенькая, а новеньким подлежит испытание. И ещё одно. Он оглядел себя и её. Лия вспыхнула, но этого не было заметно в сумерках. Ты должна придумать себе прозвище.
Зачем? - не удержалась Лили.
Для с-секретности. Никто не должен знать о нас.
Лилия задумалась. Кем бы ей назваться? Тюльпан? Глупо. Львица? Нахально. Горгона? Фу! - перебирала она клички.
А у тебя какое прозвище? - поинтересовалась она, чтобы отвлечься. На кого? На него?- нашёптывал противный рассудок.
Ветер. Или Ветр. - коротко ответил Керубинов. Ей показалось или он тоже покраснел?
Так как же?... - тщетно пыталась придумать она. Внезапно как будто зажёгся свет, и её посетило озарение.
Сахара. Меня будут звать Сахара. - объявила Лили. Прекрасно!
П-прекрасно! - эхом повторил её мысли Ветер. Вперед!
Он уже шагнул в подъезд, когда Лия выпалила: Так куда мы идём?
Александр поколебался. Потом повернулся опять. Мы идём в Тайное общество Трансмутации.

0

7

Глава четвертая. Новенькая
Куда-куда? - Лилия поймала себя на том, что у неё открыт рот и быстренько его захлопнула, потом покосилась на Сашу.
Тайное общество Трансмутации. - отчётливо проговорил Ветер. Не удивлен, что ты о таком не слышала. Он взглянул на часы и замахал руками. Время! Вперед!
Лили с бьющимся сердцем поднялась по тёмным ступеням до лифта. Пока они его ждали, Керубинов нервно стучал пальцами по стенке лифта, а она пыталась успокоить сердце, которое билось так, словно вот-вот выскочит. Лифт пришёл и они поднялись на пятый этаж. Саша оглянулся, потом постучал в первую квартиру справа. За дверью послышались шаги. Кто идёт? - раздалось слегка приглушённо. Ветер отступил на два шага и потом сказал: Это я, Ветер. Привёл кандидатку. За дверью заелозили, и Керубинов поманил новоявленную Сахару пальцем. Она подошла и посмотрела туда, куда он показал. На двери был глазок.
Дверь щёлкнула и отворилась. Лилия вошла следом за Сашей. Квартира была небольшая, двухкомнатная. За дверью их встретила ещё одна девушка с пронзительно-голубыми глазами. Она приложила палец к губам и показала на закрытую дверь. Ветер кивнул и толкнул её.
На миг Лили ослепла от яркого света, заливавшего комнату. Проморгавшись, она от удивления опять открыла рот. Повсюду были странные штуковины. Некоторые напоминали чемоданы, некоторые - мобильники. Лия увидела зашторенное окно, кошку, сидящую на подоконнике и умывающуюся, телевизор. А на полу были набросаны девять подушек, расставленных в круг. В этом круге стояли девять свеч, пока незажжённых, но уже слегка оплавившихся. Ли взглянула на своего спутника. Тот глядел на часы и неодобрительно качал головой.
В дверь просунулось бледное лицо девушки, открывшей им дверь. Профессор ждёт. - сказала она. Спасибо, Офелия. - отозвался Саша и зашагал к двери. Лилия поспешила за ним.
Они вошли в полутёмную комнату. Вдоль стен, как призраки, стояли остальные члены общества. Некоторые кивали Ветру, другие оставались неподвижны. Ветер занял своё место у левой стены, шепнув ей: Иди. Лили прошла вдоль ряда соискателей и остановилась перед стулом, на котором полусидел очень старый человек. Лия в нерешительности замерла, потом отвесила ему поклон. По рядам пронёсся одобрительный шепоток. Старик повернул голову и шёпот стих.
Подойди, девочка. - проскрипел он. Ли подошла ближе. Старик слабо кивнул и продолжил: Скажи, знаешь ли ты что-нибудь о Райском яблоке?
Сердце у девушки запрыгнуло в горло. Да. - как можно ровнее сказала она.
Знаешь ли ты обо Зле, которое оно несёт?
Да.
Хорошо. Ты пишешь стихи? - неожиданно спросил он.
Да. - лаконично ответила она.
Прочти любое.
Лилия достала блокнотик и отыскала стихотворение, которое написала вчера вечером.
Может так.
А может и этак.
В жизни каждый ищет свой путь.
Одна лишь я стою на распутье
Не зная, куда свернуть.

Всё-таки, жизнь - интересная штука!
Вроде бы всё уже предрешено,
А для тебя - неизвестная шутка.
Разве тебе всё равно?

И всё-таки, стоя на распутье
Крепко задумайся: что не вернуть?
Когда и зачем? А может быть где?...
Ну ладно. Так куда свернуть?

Она завершила чтение и посмотрела на старика. Тот прикрыл глаза.
Хорошо, новенькая. Ты принята в общество. Зови меня профессор Ван Дорн. - старик взмахнул рукой. По воздуху пролетело что-то серебристое. Лилия поймала его, поклонилась и вышла из комнаты. Молодец... Иди, иди... - сопровождал её шёпот.

0

8

этот пост я написала на одной из ролевых по Королю Льву. Многих зацепило. Даже мой друг, которому 22 года, сказал «Очень глубоко», я спросила: «ОМГ... Али, только не говори, что и ты пустил слезу О_О», на что получила ответ: «Нет, не пустил.. но очень глубоко»

Вот то, о чем я пишу: два прайда, Свет и Тьма (прайд Симбы и Зиры) с помощью любви наследников объединились. Мой персонаж, Фитина, была в прайде Тьмы. В новом прайде ее никто не замечает. Она решает присоединиться к тем, кто против объединения — к Отступникам. Я лишь пыталась передать чувства и состояния персонажа в данной ситуации, а ситуация такова, что она идет против своей семьи, хотя не хочет этого. Но я не ожидала, что этот пост будет настолько глубоким, что зацепит даже таких взрослых для меня людей.



   Когда рядом присел брат, Фитина даже не отреагировала. Ни кивка головы, ни слова, ни взгляда. Ничего.
    Но, неожиданно, шумно втянув ночной воздух, молодая львица посмотрела на небо.
    — Кано, — Тина моргнула и, выдохнув, обвела взглядом звезды. — Я не знаю, понравится ли тебе то, как буду жить дальше я. Видишь звезды? Помнишь, нас говорили, что звезды — это умершие львы? А если среди них сейчас мама? — задержав еще на пару секунд взгляд в темном небе, львица вновь опустила глаза и стала смотреть, казалось, сквозь траву. — Когда я была маленькой, я любила ее. Любила папу. Несса мне говорила, что Таката потом бросит нас, мы будем обузой. Я не верила этому. Точнее, отказывалась верить. Где они сейчас, наши родители? — взгляд серых глаз на несколько секунд задержался на молодом льве, а затем вновь утонул в сухой земле. — Отец не обращает внимания, а мать вообще неизвестно где. Неизвестно что с ней. Мы в чужом прайде. Хорошо. Будет считать, что в своем прайде. Но тем не менее, можно ли считать прайд своим, если ты в нем никому не нужен? Я специально спряталась в траве. Меня же никто не хватился. Не заметили моего исчезновения. Я нужна только Нессе. И Буарабе. И больше никому. Но Несса здесь, а Буараба среди Отступников. Здесь я никому не нужна. А теперь угадай, что я буду делать дальше. — Тина посмотрела на своего брата и, положив лапу на плечо Кано, с грустью закончила свою речь. — Прости меня Кано. Прости за все, что я делала тебе в детстве, прости за то, что ухожу... Прости меня за предательство, брат, — прижавшись напоследок к Кано и обняв его, Фитина, пока не видел брат, смахнула слезу, скатившуюся по щеке и, вздохнув, отошла чуть в сторону.
    Подойдя к Нессе, Тина села рядом с сестрой. Теперь надо было сообщить ей, что молодая львица уходит. Уходит к врагам, но, в то же время, к друзьям.
    — Плохо. — с ходу ответила Фитина. — Не знаю, Несса, поверишь ли ты мне, но хуже дня, чем этот, я еще не видела. Извини. У меня нет слов, что бы выразить то, что я чувствую. Единственное, что я могу сказать, что я перехожу на сторону Отступников. Это мое решение. Прости. Надеюсь, без меня твоя жизнь станет лучше. Если же ты хочешь подробности — я все рассказала Кано. — затем Фитина перевела взгляд на Кимбу. — Извини, что съела ту добычу, которая не принадлежала мне. Извини, что нахожусь на территории твоего прайда. Позволь мне еще пару минут остаться и попрощаться со всеми. После этого я уйду. — подойдя к Таре, Тина наклонилась к маленькой львице и потерлась мордочкой о ее тело. — Я ухожу, Тара. Но я прошу, не расстраивай свою мама, хорошо? — ткнувшись прохладным мокрым носом в шерсть львенка, Тина замурлыкала и, еще раз попрощавшись с Тарой, направилась в сторону границ.
    Но Фитине предстояло нечто более сложное, что было до этого. Отец. Чуть прижав уши, Фитина подошла ко Шреку и присела напротив льва.
    — Извини, — коротко сказала она. — Я благодарна тебе за то, что воспитал меня, что не кинул, когда я была маленьким львенком. Но, пап, если у тебя когда-нибудь еще будут дети... — Фитина помолчала несколько секунд. — Не бросай их так же, как бросил меня и Кано. Обещаешь? — серые глаза, полные грусти, встретились со взглядом отца. Обняв Шрека напоследок, Фитина медленно поплелась к границам.
    Однако, развернувшись, молодая львица в последний раз окинула взглядом всех, кто был ей так дорог. Кано, Несса, Шрек, Тара, Кимба... За эту жизнь, эти львы стали для Фитины нечто большим, чем просто львами. «Я буду скучать по вам...» — львица в последний раз улыбнулась своим родным, уже родным львам и, развернувшись, медленно побрела на встречу с белогривым. По щеке львицы скатилось пару капель, но, решив, что теперь начнется новая жизнь, Фитина вытерла их лапой и, как можно быстрее помчалась на нейтральные территории.

0

9

Одетый в небесного цвета одежды
Бог чудеса над землею творит -
Сеет несбывшийся ветер надежды
Которая всем говорит:
"Поверьте, поверьте, упрямые люди!
Сбудутся ваши мольбы и мечты,
Сбудутся ваши все-все пожеланья..."
Но ты в стороне ото лжи.

Знаешь: надеждам не сбыться.
Рухнут, снесуться людские мольбы.
А над разбитой мечтой корится:
"Неоправдавшиеся мечты..."

0


Вы здесь » Король Лев. Новая эра » Творчество » Стихи, рассказы, фанфики